Интервью Анны Топоровской

БУДЬТЕ, ПОЖАЛУЙСТА, БЛАГОПОЛУЧНЫ, ВИКТОР ТОПАЛЛЕР!

Анна Топоровская
Балтимор

Появление Виктора Топаллера на экране я стараюсь не пропускать никогда. Радуюсь, когда его  мнение совпадает с моим, болезненно переживаю, когда не совпадает. Он – яркий, колоритный, стремительный, будоражащий. Его любят и не любят, но его ждут и  слушают, смотрят и выделяют на фоне многих других. Получив разрешение на беседу с Виктором Топаллером, я позвонила не сразу. Боялась чего-то. Боялась развеять заэкранный образ самой же придуманный. Плюс ещё шумный скандал Филиппа Киркорова с журналисткой Ириной Ароян напугал меня в усмерть. Я твёрдо решила, что не коснусь политики.Во первых, зная, что в политике мы с Виктором, точно антагонисты, во вторых как восточная женщина знаю, что не женское это дело, говорить о политике. Так, что говорили о Топаллере.
Признаюсь, в общении Виктор оказался намного проще, доброжелательней, непринужденнее, мягче, чем я  могла предположить. Как восточная женщина я начала разговор с признания в любви и уж потом стала задавать вопросы…

Хочу начать с вопроса, связанного с недавним скандалом по поводу дуэта Филиппа Киркорова и Ирины Ароян. Там была одна фраза, над которой я потом думала. Филипп Киркоров сказал  ростовской журналистке: «Надо готовиться к интервью со звездами». Как Вы относитесь к этой фразе? Как, на Ваш взгляд,  надо готовиться к разговору с человеком, который значительно выше тебя по значимости и общественному положению? Короче, как надо готовиться к интервью со звездами?

Я считаю, что определение «выше тебя по значимости», весьма не точно. По-моему, человек вне зависимости от того, чего он добился, не должен себя ставить выше другого. На мой взгляд, проявление подобного высокомерия – элементарное жлобство. Любые проявления «звездной болезни» лично для меня омерзительны. Я неоднократно имел дело с людьми, которых можно, вне всякого сомнения, назвать «звездами», и пришел к выводу, что чем талантливее человек, тем меньше он подвержен звездному «недугу». Дело здесь, как мне представляется, объясняется достаточно просто: человеку, который действительно из себя что-то представляет, не надо самоутверждаться, выпендриваясь перед костюмершей, реквизитором, официантом, швейцаром. Он, наоборот, старается быть крайне внимательным, тактичным, не позволять себе никакого хамства. А хамят, как правило, липовые звезды, которые таким образом самоутверждаются. Это прерогатива всяких безголосых однодневок, появляющихся на эстраде, вокзальных девок с матерными словами на майках.
Что же касается Вашего вопроса по поводу подготовки к беседе, я считаю, что это необходимо для журналиста. Если человек профессионал, он должен быть готов к разговору. Соломон Волков, автор блестящей книги о Шостаковиче, рассказал мне, как однажды  пришел к Бродскому неподготовленным, и беседа рухнула: Бродский сразу почувствовал, что Волков не готов. Я считаю, что подготовка абсолютно необходима.
Относительно случая, о котором Вы спросили – я  при этом  не присутствовал, и мне сложно сказать, что там происходило на самом деле: мы все видели вырванный из контекста кусок, но тем не менее, я считаю, что нет таких объяснений, которые могут оправдать хамство Киркорова. С другой стороны, я знаю, что некоторые люди, называющие себя журналистами, порой способны довести до белого каления человека и более терпеливого, чем Киркоров. Но я еще раз подчеркиваю: чтобы бы не произошло, подобная реакция недопустима и никакого оправдания не имеет.

Давайте перейдем к разговору о Топаллере-человеке. Насколько Вы, способный разговорить и вызвать на откровенность любого, откровенны сами в своих интервью или, лучше и правильнее сказать, беседах ?

Во-первых, Аня, я хочу Вас поблагодарить за то, что Вы точно определили жанр. Я расстраиваюсь, когда мои программы называют «интервью». Я думаю, это, конечно же, не интервью, а именно беседы. Во-вторых, мне сложно говорить про себя, но, раз Вы спрашиваете… Я всегда  стараюсь быть откровенным. Другое дело, что, конечно, я применяю различные профессиональные приемы, чтобы темпо-ритм программы не проваливался, чтобы все шло в виде, привлекательном для зрителя и слушателя. Старики говорили: «Все жанры хороши, кроме скучного». Но, несмотря на весь этот набор профессиональных манков и отмычек, по сути я стараюсь быть откровенным и говорить только то, что думаю. Иначе беседа получится малоинтересной и, самое неприятное, фальшивой.

Вы выступаете сегодня во многих ипостасях:  и на радио, и на телевидении, и ваши прекрасные беседы, как мы единодушно определили этот жанр, и Ваша «Точка зрения», которую с нетерпением ждут и те, кому она нравится и кто ее разделяет, и те, кто – нет.  Какая  из  Ваших  ипостасей здесь и даже в Вашей прошлой работе  в Москве и Израиле, сегодня самая приятная, самая сокровенная, о чем Вам приятнее всего вспоминать?

Вопрос этот при кажущейся его простоте на самом деле довольно сложный. Дело в том, что я по своей профессии – режиссер, заканчивал ГИТИС и практически не имел отношения к журналистике. Журналистика появилась уже после отъезда в Израиль в 90-м году. А телевидение и радио для меня явились очень важным событием в жизни, потому что тут сошлись как бы все три мои ипостаси: режиссура, актерство, журналистика. Ничто, кроме телевидения и, в какой-то степени, радио, не может дать объединения этих трех профессий. И мне представляется, что без них настоящим телевизионным ведущим быть практически невозможно. Поэтому, если говорить о жанрах, в которых я работаю на ТВ, то это памфлетная публицистика в «Точке зрения» и  своеобразный мини-спектакль в беседах с людьми. Мне сложно сказать, чему я отдаю предпочтение – абсолютно разные жанры и каждый из них мне дорог по-своему. Так что какая из этих двух программ для меня важнее и ценнее, я затрудняюсь сказать.

А Вы часто смотрите потом запись своих выступлений и бесед?

Почти всегда.

И как? Нравитесь себе?

Крайне редко. Не потому, что я выпендриваюсь и такая творческая личность: «Ах, мне никогда не нравится!» – нет. Бывает, что и нравится. Просто, я всегда вижу, что можно было еще сделать и что не сделано. И вот это чувство досады практически всегда присутствует.

Сегодня мне случайно довелось разговаривать с достаточно молодым человеком, который недавно отпустил бороду. Я его спросила, что это за новое обличье? Он сказал: «Лабаю под Топаллера». Я рассмеялась и сказала: «Ты не поверишь, но у меня будет возможность сказать это Топаллеру». А у Вас никогда не возникало желание сбрить, например, бороду или другим образом изменить свой имидж?

Во-первых, передайте этому молодому человеку привет – пусть «лабает». Во-вторых, борода, собственно, появилась не так уж давно, в 90-х годах. Но я к ней привык, и потом, в определенной степени сложился уже какой-то такой видео имидж… Хотя, кто знает, может, когда я буду еще старше, захочется выглядеть помоложе, тогда решусь и сбрею бороду.

Пока же не знаю, как зрителям, но зрительницам это, наверняка нравится.

Тогда не сбрею.

Расскажите, пожалуйста, про Виктора Топаллера папу и мужа.  Я знаю, что у вас сын, которому 22 года, который не пошел по стопам папы, который занимается компьютерной графикой (это я Вам демонстрирую, что  подготовилась к беседе) …

Вот я как раз хотел сказать, как Вы хорошо готовитесь

… и знаю, что он у Вас – единственный. Как складываются Ваши отношения? Мой сын поменьше вашего и, может быть, мне захочется по примеру того молодого человека, повторяя личность Топаллера, быть строгой или не строгой мамой, в зависимости от того, как Вы ответите на этот вопрос.

У меня  очень хороший парень – тьфу, тьфу, тьфу – и я думаю, что в основном это заслуга жены. И в Москве, и в Израиле, и в Америке моя жизнь складывается так, что я проводил и провожу с сыном значительно меньше времени, чем она. Он профессионально занимается компьютерной графикой, трехмерной анимацией, сам себя этим содержит, имеет множество заказов от крупнейших фирм… Я им горжусь, считаю, что он вырос очень хорошим человеком. Горжусь тем, что он в совершенстве знает несколько языков: английский, французский, иврит. А по-русски говорит, что называется, с «московским акцентом», читает русскую литературу, которую очень любит… В общем, еще раз могу повторить, что я им горжусь.

То, как Вы это сейчас сказали, –  доказывает, что Вы – еврейский папа.

Наверное, только по национальности.  Потому что никогда особенно с ним не тютькался, не возился, не занимался… Характер у меня достаточно тяжелый, я – человек вспыльчивый, нетерпимый, далеко не всегда могу сдержать раздражение, порой совершенно неоправданное. Он достаточно от меня хлебал и хлебает. Если уж быть честным до конца, то и жене со мной совсем непросто. Но уже 27 лет она меня терпит…

Давайте немножечко поговорим на еврейскую тему, поскольку это интервью предназначено для еврейской газеты. Что для Вас Израиль сегодня: боль, разочарование, несбывшаяся надежда, желание вернуться?

Я думаю, что в первую очередь, это боль и забота. Я считаю себя израильтянином, считаю Израиль своей страной, и происходящее в Израиле волнует меня не меньше, чем происходящее в Америке.

Сколько Вы прожили в Израиле?

Я приехал в 90-м году,  в 93-м я уехал на два года по контракту в Бельгию, в 95-ом вернулся в Израиль и жил там до 2000-го года. Так что, восемь лет. Но повторяю, я считаю себя израильтянином. Я черезвычайно болезненно воспринимаю тот абсолютно паскудный беспредел, который творится в мире в отношении Израиля. Израиль – лакмусовая бумажка, отношение к еврейскому государству демонстрирует мерзопакостные и подлые процессы, происходящие на планете. И эта бумажка наглядно показывает, что в нашем общем «датском королевстве» все очень неблагополучно. 

Существует такая, не знаю правильная ли формулировка, что из Москвы выходили или уж очень «проевреенные» евреи,  или, наоборот, совсем плохие евреи,  которые дальше, чем многие другие, от еврейства.  Вы москвич, на сколько в Вашем понятии еврейство и израильтянин вместе или раздельно?

В понимании определенной части евреев, я по вашей терминологии  – плохой еврей. По той простой причине, что я человек нерелигиозный и не соблюдающий традиции. Более того – терпеть не могу ультраортодоксов. Любой религиозный фанатизм, в том числе и еврейский, вызывает у меня омерзение. Что касается «русских» евреев в одночасье «припавших к истокам», то я в Израиле неоднократно наблюдал, как у бывших работников райкомов и обкомов партии пейсы, фигурально выражаясь, отрастали прямо в самолете. То есть, когда они садились в самолет в Москве, они еще были авторами книжки «Осторожно, сионизм!», а долетев до Тель-Авива, превращались в «самых еврейских еврееев», начинали выискивать, кто «недостаточно» еврей, и рассказывать, что можно есть, что нельзя, можно ли в субботу ездить или нельзя и т.д. и т.п. Слишком многие люди сделали из святой веры лицемерную кормушку, из которой они беззастенчиво жрут, объясняя окружающим, какие те плохие и «недостаточные» евреи. Я считаю, что они дискредитируют веру, а они, естественно, уверены, что я «плохой еврей».
Я вырос в еврейской семье, но идиш у нас знала только одна из бабушек… Это была типичная семья технической московской еврейской интеллигенции, которая еврейской была, наверное только по духу и ощущениям.

Теперь о другой крайности. Я живу ближе к Вашингтону, чем к Нью-Йорку и здесь сейчас мы все время говорим, что идет ощутимое наступление России на русскоязычную общину. Как Вы к этому относитесь? Может быть, это просто «буря в стакане воды»? Может быть небезосновательная осторожность, а может быть,  паранойя?

Обычно, я достаточно скептически относился к этим разговорам. Как всякий журналист, получал достаточно много писем, с жуткими историями, как «КГБ всех нас облучает смертельными лучами». Так что, паранойи я навидался. Но, в данном случае, считаю, что опасения вполне оправданы. Гэбэшная клика, пришедшая к власти в России, отбросила ее к временам доперестроечным, и сегодня занимается самой настоящей экспансией на Запад. Это касается и всей русскоязычной диаспоры. Проникновение мощное, наглое, черезвычайно опасное. Я уверен, что здесь, в Америке, действует очень сильная «пятая» путинская колонна, безусловно представляющая опасность не только для «русской» улицы, но и для страны в целом. Не так давно я встречался с бывшим резидентом КГБ в Японии Константином Преображенским, он знает ситуацию, что называется, «изнутри» и уверял меня, что в КГБ созданы специальные отделы по работе с  русскоязычным населением на Западе, т.е. с бывшими гражданами бывшего СССР. Я вижу как нагло, жестко, вполне по-гэбэшному, они вербуют здесь своих сторонников. Причем в этой «пятой колонне» плечом к плечу маршируют просто наивные и недалекие люди, пытающиеся увидеть что-то хорошее в путинской России и платные сексоты, и продажные журналисты, и беспринципные холуи, кормящиеся от российских подачек и своих «бизнесов» с Россией.

Ну а теперь вопросы для тех, кто влюблен в Вас и хочет Вам подражать. Какая Ваша любимая еда?

Поскольку я Рак по гороскопу, то, естественно, люблю все рыбное.

Ваш любимый город?

Я люблю Нью-Йорк. Раньше для меня самым любимым городом была Москва. Как это ни странно, я нашел в Нью-Йорке в определенной степени ту Москву, которая была раньше и которую я любил…

Любимый писатель?

Это сложный вопрос. Их много. Один из самых любимых –  Булгаков.

Ну а теперь стихи в Вашем исполнении.

Ну, Аня, это удар ниже пояса.

Вы не можете его не ждать, потому что этот удар Вы наносите каждому,  кто с Вами разговаривает.

Давайте, коротенькое и шуточное, ладно? Игорь Иртеньев.

Я женщину одну любил
Тому назад лет двадцать,
Но у нее был муж дебил
И нам пришлось расстаться.

А, может быть, не прав я был?
Ведь если разобраться:
Ну эка невидаль – дебил,
Так что ж теперь, стреляться?

Нет, все же прав тогда я был,
Хоть и обидно было,
А то б он точно нас прибил –
Чего возьмешь с дебила?

Вот такой несерьёзный серьёзный Виктор Топаллер.
Прощаясь, я пожелала ему «быть, пожалуйста, благополучным» , а то и просто счастливым.

Advertisements
  1. No comments yet.
  1. No trackbacks yet.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: