Интервью Арье Кацина

Рикошет

Интервью с Виктором Топаллером

Виктор Топпалер – это сенсация. Всегда сенсация. Он обладает особым журналистским даром творить сенсацию. Дело отнюдь не только в выборе актуальных и животрепещущих тем. Ибо любая тема в его устах становится сенсацией благодаря его анализу и осмыслению, его режиссуре и постановке, и, в конце концов, благодаря его исполнению.
Каждая его передача – это настоящая драма, которая выявляет и  заостряет противоречия, провоцируя сталкивание мнений. Виктор говорит то, что думает, и что еще важнее, то, что чувствует. Он не выбирает выражений, не боится называть вещи своими именами. Нет ничего удивительного в том, что его передачи вызывают эмоциональные реакции слушателей.
У Виктора много поклонников, которые не устают восхвалять его журналистский талант. Несомненно, что у него есть также немало не разделяющих его взглядов противников. Однако возможно главным достижением Виктора можно считать тот факт, что он не оставляет никого безразличным, заставляя задуматься о происходящих вокруг нас событиях и сформировать свою позицию, свое отношение к жизни.
Вы можете с ним не соглашаться, но, услышав его мнение, вам все равно захочется отреагировать, бросить реплику. Не случайно его радиопрограмма так и называется  «Рикошет». Так же называется рубрика Виктора Топаллера в газете «Еврейский мир».

– Появление рубрики «Рикошет» в газете «Еврейский Мир» вызывало настоящую сенсацию. Есть множество русскоязычных изданий, почему же Вы решили публиковать Вашу рубрику в газете «Еврейский Мир»?

Тут две основные причины: во-первых, еврейская тема очень важна для меня. Во- вторых, мне показалось, что «Еврейский мир» одна из немногих оставшихся на русском языке газет, которая не подличает в угоду Путину, Ольмерту, местному «либеральному» постыдству и глупости. Я не хочу и не буду печататься в газете, в которой существуют идеологические и политические табу.

Вы имеете в виду, что Москва оказывает сильное влияние на жизнь «русской улицы»?

Обычно, я достаточно скептически относился к этим разговорам. Как всякий журналист, получал достаточно много писем, с жуткими историями, как «КГБ всех нас облучает смертельными лучами». Так что, паранойи я навидался. Но, в данном случае, считаю, что опасения вполне оправданы. Гэбэшная клика, пришедшая к власти в России, отбросила ее к временам доперестроечным, и сегодня занимается самой настоящей экспансией на Запад. Это касается и всей русскоязычной диаспоры. Проникновение мощное, наглое, черезвычайно опасное. Я уверен, что здесь, в Америке, действует очень сильная «пятая» путинская колонна, безусловно представляющая опасность не только для «русской» улицы, но и для страны в целом. Не так давно я встречался с бывшим резидентом КГБ в Японии Константином Преображенским, он знает ситуацию, что называется, «изнутри» и уверял меня, что в КГБ созданы специальные отделы по работе с  русскоязычным населением на Западе, т.е. с бывшими гражданами бывшего СССР. Я вижу как нагло, жестко, вполне по-гэбэшному, они вербуют здесь своих сторонников. Причем в этой «пятой колонне» плечом к плечу маршируют просто наивные и недалекие люди, пытающиеся увидеть что-то хорошее в путинской России и платные сексоты, и продажные журналисты, и беспринципные холуи, кормящиеся от российских подачек и своих «бизнесов» с Россией.

Вы улетали из Москвы в 1990 году. Это ведь было время надежд, связанных с перестройкой. Вы не верили в грядущие перемены, в демократические преобразования?

Я был уверен, что перестроечная эйфория кончится разочарованием. К тому же, моему сыну было семь лет, и, как говорил один мой приятель, я уезжаю, чтобы через 15 лет сын не  ломал голову, решая проблему отъезда. Мы жили в Москве недалеко от Белого дома, рядом с гостиницей «Украина», и когда в 1991 году случился путч, мама носила защитникам Белого дома кофе и бутерброды. После путча мама сказала мне по телефону: «Сынок, мы победили! Теперь не стыдно быть москвичом. Мы – люди! Это счастье!» И хотя я тогда уже жил в Израиле, тоже был счастлив, узнав о победе над путчистами. И в какой-то момент мне показалось, что теперь-то Россия может и станет нормальной, цивилизованной страной. Увы…  Я считаю, что в России все стало еще более мерзким, чем до перестройки. Вся эта обкомовская-горкомовская сволочь просто перекрасилась. Помните? «Грязь есть грязь, в какой ты цвет ее не крась…» Раньше они сидели на спецпайках и спецдачах. Теперь сидят на ворованных нефти и газе. Раньше они развешивали портреты партийных вождей. Теперь валом валят в церкви и там бьют поклоны. Как была эта номенклатура, так она и осталась. Только еще более обнаглевшая и зажравшаяся. Я счастлив, что уехал из России, и никогда об этом не жалел.

Расскажите о Ваших еврейских корнях.

Я вырос в еврейской семье, но идиш у нас знала только одна из бабушек… Это была типичная семья технической московской еврейской интеллигенции, которая еврейской была, наверное только по духу и ощущениям. Я никогда не скрывал своей национальности и с 8 класса ходил в рубашке нараспашку, чтоб был виден мой Моген Давид. Еврейское начало было очень важно для меня. Так складывалось благодаря атмосфере, в которой я рос. Это и родители, и их друзья, и книги, которые я читал. С детства я знал, что  Левитан – не просто художник, а еврей, Гейне, Пастернак, Мандельштам не просто поэты, а евреи.
Мой отец всю жизнь интересовался нашей историей. Приехав в Израиль после смерти мамы, он начал читать лекции по еврейской истории, водил потрясающие экскурсии по Иерусалиму, по озеру Кинерет, по Голанам. В Израиле он написал книгу «Загадки библейской истории», которая пережила уже два издания, а вышла, к сожалению, накануне его смерти. Мой прапрадед с отцовской стороны был николаевским солдатом, кантонистом, который отслужил 25 лет. Прапрадед по линии мамы был цадиком, раввином.
Я человек нерелигиозный и не соблюдающий традиции. Любой религиозный фанатизм, в том числе и еврейский, вызывает у меня омерзение. Что касается «русских» евреев в одночасье «припавших к истокам», то я в Израиле неоднократно наблюдал, как у бывших работников райкомов и обкомов партии пейсы, фигурально выражаясь, отрастали прямо в самолете. То есть, когда они садились в самолет в Москве, они еще были авторами книжки «Осторожно, сионизм!», а долетев до Тель-Авива, превращались в «самых еврейских еврееев», начинали выискивать, кто «недостаточно» еврей, и рассказывать, что можно есть, что нельзя, можно ли в субботу ездить или нельзя и т.д. и т.п. Слишком многие люди сделали из святой веры лицемерную кормушку, из которой они беззастенчиво жрут, объясняя окружающим, какие те плохие и «недостаточные» евреи. Я считаю, что они дискредитируют веру, а они, естественно, уверены, что я «плохой еврей».

А что значит быть евреем?

Это извечный вопрос. Знаю лишь, что я рад быть евреем. Именно рад, а не горжусь. Потому что гордиться тем, что дано тебе по рождению и в чем нет твоей заслуги – глупо. К сожалению, среди моего народа есть много тех, кто не понимает, что Б-гом избранность – не в том, что евреи лучше других народов, а в том, что на них лежит больше ответственности.

Ваша семья не имела отношения к искусству?

Да, в семье, как говорится, не без урода. Папа – завлабораторией, электронщик, кандидат технических наук. Мама – доцент кафедры экономики  московского института химического машиностроения, кандидат экономических наук. Друзья шутили, что папа кандидат «тех» наук, а мама «этих». В общем, типичная московская семья еврейской технической интеллигенции.

Как складывалась Ваша жизнь в России?

Я закончил ГИТИС в 1981 году, кстати говоря, с красным дипломом. Хвастаюсь, поскольку горжусь тем, что мой диплом подписан великим Леонидом Осиповичем Утесовым. Он был у нас Председателем государственной экзаменационной комиссии. А курс наш вел народный артист Иоаким Георгиевич Шароев. После окончания Института Шароев предлагал мне остаться в аспирантуре, но я отказался, поскольку хотел заниматься режиссурой и стремился к самостоятельности. Много лет со своим другом Валерой Левушкиным я работал с ансамблем «Бим-Бом». Когда мы начинали, они были еще студентами в МАИ… Параллельно с этим работал в Москонцерте, Росконцерте, ставил спектакли, проводил фестивали, ставил эстрадные шоу-программы, драматические и музыкальные спектакли в Москве, в Питере, Риге, на Дальнем Востоке. Объездил весь Союз. Последней моей работой был спектакль «Птичий рынок». Пьесу мы написали с Анатолием Трушкиным, главную роль играла Лия Ахеджакова.

А как Вы пришли в журналистику?

Переехав в Израиль я работал по профессии в театральной школе. Моя первая статья «Нужен ли русский театр?» появилась в газете «Спутник», после чего от них последовали еще заказы. Потом работал в газетах «Новости недели», «Время», «Наша страна», «Русский израильтянин». В  1995 году стал ведущим русскоязычной программы  израильского телевидения. Так что журналистика появилась уже в Израиле. А телевидение и радио стали для меня очень важным событием в жизни, потому что тут сошлись как бы все три мои ипостаси: режиссура, актерство, журналистика. Ничто, кроме телевидения и, в какой-то степени, радио, не может дать объединения этих трех профессий. И мне представляется, что без них настоящим телевизионным ведущим быть практически невозможно.

Сколько Вы прожили в Израиле?

Я приехал в 90-м году,  в 93-м я уехал на два года по контракту в Бельгию, в 95-ом вернулся в Израиль и жил там до 2000-го года. Так что, восемь лет. Я черезвычайно болезненно воспринимаю тот абсолютно паскудный беспредел, который творится в мире в отношении Израиля. Израиль – лакмусовая бумажка, отношение к еврейскому государству демонстрирует мерзопакостные и подлые процессы, происходящие на планете. И эта бумажка наглядно показывает, что в нашем общем «датском королевстве» все очень неблагополучно. 

Как Вы выбираете темы для Ваших статей?

Они меня выбирают. Если тебя не волнует темя, если тебя не «колотит», то бессмысленно браться за перо. Во всяком случае, для меня.

Какими источниками информации Вы пользуетесь?

Если говорить о ТВ, то я предпочитаю канал «FOX News».

Кого из американских радиожурналистов Вы цените?

Их немало. Ну, например, Rush Limbo, Sean Hannity, Mark Levin, Michael Savage

Эти журналисты не скрывают своих правых взглядов.

Я отдаю предпочтение настоящим, живым людям, которые не придуриваются и не претворяются, не прикрывают собственную трусость и равнодушие пресловутой политической корректностью.

А что Вы о ней вообше думаете? Я имею в виду политкорректность

Политкорректность, доведенная до абсурда, наносит страшную нравственную травму этой стране, воспитывая лицемерие и равнодушие, ложь и подлость.  Лицемерие стало синонимом этой мерзости.

Что может быть критерием успеха рубрики «Рикошет» в нашей газете?

Я буду рад если, читая мои статьи, вы будете ощущать, что мне удалось выразить словами ваши чувства и мысли. Однако даже если какая-то моя статья вызовет в вас яростный гнев и негодование, и вы захотите написать в редакцию разгромное письмо, то все равно – это удача, ведь мы обсуждаем действительно волнующие нас темы.

Вы республиканец?

Я не считаю себя демократом или республиканцем. Мне ближе правый уклон в политике, нежели леволиберальный.  Я считаю, что именно «левая ориентация» нас завела так далеко налево, что мир оказался на грани катастрофы. Я действительно считаю себя человеком правого толка, тем не менее, не являюсь членом республиканской партии и не собираюсь им становиться. 

А золотая полка любимых книг  в вашем доме есть?

У меня не полка – целая библиотека. Причем «золотая» в буквальном смысле. Будучи влюбленным в свои книги идиотом, я вывез нашу библиотеку из Москвы в Израиль. Затем, не желая с ней расставаться, перевез в Брюссель, а через два года вернулся с ней в Израиль, чтобы через четыре года привезти с собой в Америку. Можете представить, во что обошлись все эти книги! Хотя я мог купить их здесь, на Брайтоне, и это стоило бы в сто раз дешевле… Я очень люблю Булгакова, Сэллинджера, Зощенко, Дюрренматта, Искандера, Стругацких, О.Генри, Фейхтвангера, Гашека… Перечислять могу долго.

Advertisements
  1. No comments yet.
  1. No trackbacks yet.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: