Интервью Маши Школьник

Виктор Топаллер:
«Нельзя работать с «холодным носом»

Всемирная телекомпания RTVI – это первый и единственный пока в мире опыт глобального русского телевидения, которое за время существования – с 1997 года – претерпело значительные изменения и на сегодняшний день вышло на уровень мировых стандартов в области средств массовой информации. В настоящее время телеканал RTVI транслирует программы на русском языке для зрителей Америки, Европы, Ближнего Востока, Северной Африки и Австралии. Свою популярность программы RTVI приобрели благодаря своей непредвзятости, быстроте реакции на происходящее в мире а также благодаря профессионализму и неповторимой индивидуальности журналистов телеканала. О видении мира – журналистского и не очень – мы сегодня беседуем с Виктором Топаллером –  ведущим сразу трех программ, которого связывает с этим каналом многолетнее сотрудничество и большая аудитория, которая, любя или ненавидя, все равно в назначенный час включает телевизоры, чтобы узнать, что же скажет Топаллер. Сегодня об этом узнаёт журналист Маша Школьник.

Маша Школьник: Чем телеканал RTVI, на Ваш взгляд,  отличается от других телеканалов?

Виктор Топаллер: В первую очередь тем, что это единственный нероссийский, и в то же время интернациональный телеканал – его передачи транслируются в Америке, Израиле, Европе и странах СНГ. Это единственный из нероссийских  телеканалов, который работает не на уровне местного пионерского радиоузла.
М. Ш.: Вы работаете на RTVI по необходимости или из принципа?

В. Т.: Я не думаю, что речь может здесь идти о принципах… Я тут работаю уже пять лет, считаю RTVI своим домом. Дело не в патриотизме по отношению к RTVI (у нас тоже не без проблем), просто из того, что на сегодняшний  день существует в Америке, ни по качеству программ, ни по трансляции, ни по уровню аудитории с нашим телеканалом ничто сравниться не может.
Я рад, что есть место, где я могу заниматься делом, которое люблю. Вообще считаю, что это большое счастье – заниматься тем, что нравится, и этим зарабатывать себе на хлеб.

М. Ш.: Выпуски программы «Точка зрения» с Вашим участием – это всегда своего рода встряска для зрителя. Думаю, что одни в восторженном согласии внимают Вам, потирая руки, а другие готовы запустить в телевизор чем-нибудь тяжелым. А как телевизионное начальство относится к вашим неоднозначным выступлениям в этом жанре? Подвергаются ли программы RTVI внутренней редактуре?

В. Т.: Ваша оцека меня очень радует: я и вижу задачу «Точки» в том, чтобы одни «потирали руки», а другие пытались разбить телевизор. Моя «Точка зрения», как правило, резкая, провокативная, имеющая памфлетную форму реплика. Телепублицистика. Я знаю, что далеко не всегда она вызывает радость руководства, которое не придерживается таких «правых» взглядов, как я. Однако программа продолжает выходить в эфир, что свидетельствует об отсутствии цензуры. На личном уровне, бывает, и выскажут, что думают о моих реакционных взглядах… Мне кажется, на канале присутствует весь спектр мнений – есть люди, проводящие либеральную линию, а есть консерваторы, такие как я, Козловский или Грант.
М. Ш.:  Если бы вы могли исправить один недостаток RTVI, какой недостаток Вы бы исправили?

В. Т.: Тяжелый вопрос… Недостатков у нас хватает. Ну скажем так: я бы мечтал, чтобы у нас появились производственные мощности и профессионалы высокого уровня, что позволило бы выпускать много собственных программ. Разнообразных и интересных.
М. Ш.:  В Вашей программе «В Нью-Йорке с Виктором Топаллером»  побывало столько известных интересных людей, что я и не знаю, кто еще не прошел через ваши руки. Знаю, что зрители ценят эту передачу за то, что Вы подаете её как увлекательный спектакль, не лишенный откровенности, остроты и язвительности. С какими гостями общаться легко, а с кем – не слишком?

В. Т.: Гость программы должен быть в достаточной степени словоохотливым и податливым. Помогает, если у него легкий характер. Передача всегда выигрывает, когда собеседника удается вызвать на откровенность. В этом жанре существует целый ряд приемов, которые связаны с моей режиссерской и актерской специальностью. Это ведь как танец: когда приглашаешь гибкую, темпераментную партнершу, всем хорошо – и тем, кто танцует, и тем, кто смотрит. А замерзшая колода хорошего танца не исполнит…
Люди, с которыми удивительно приятно разговаривать, делятся на две категории. Первая – это мои хорошие знакомые или друзья с многолетним стажем, например, Фима Шифрин или Сережа Маковецкий, Гвердцители, Долина, Винокур, Хазанов… Можно долго перечислять. Люди, с которыми жизнь раньше сталкивала, – это легкие и приятные собеседники. А вторая категория – это люди, от знакомства с которыми получаешь истинное наслаждение – например, Роман Виктюк, Галина Волчек, Алиса Фрейндлих, Владимир Буковский, Эльдар Рязанов… Благодаря ТВ я имел счастье познакомиться с ними. Труднее бывает, если гости программ – люди, к которым я не испытываю больших симпатий, ну например, Жириновский, или Говорухин. Я не получаю большого удовольствия от общения, зато с ними есть другое ощущение – схватки. Ведь с одной стороны надо расположить к себе собеседника, чтобы вызвать его на откровенность, с другой я не привык скрывать своего отношения к обсуждаемым вопросам… Тоже интересная игра.

М. Ш.:  Когда Вы получаете удовольствие от сделанного?

В. Т.: Самый большой кайф я ловлю, когда чувствую, что эту программу будут смотреть не отрываясь. «Все жанры хороши, кроме скучного», говорили старики в театре. Когда гости не замечают, что время пролетело, и забывают, что они перед камерой, – вот тогда я получаю удовольствие. Им было интересно, значит и зрителю не будет скучно.
М. Ш. С недавних пор по воскресеньям на RTVI в прямом эфире появилась программа, которую Вы ведете, под названием «Перекресток». В неё приглашаются известные журналисты, экономисты, деятели культуры, политики, эксперты. Единственное условие при выборе гостей – разница взглядов. Скажите, Виктор, учитываете ли Вы  тот факт, что передача транслируется на весь мир?

В. Т.: Я стараюсь в «Перекрестке» затрагивать темы, не представляющие узко американского интереса. Конечно, это американская программа, и выбранные темы обсуждаются на основе жизни в Америке. Но при этом, я стараюсь выбирать проблемы общечеловеческие, которые интересует всех.
М. Ш.: Как вы относитесь к людям, которые не разделяют Вашего мнения?

В. Т.: Я отношусь к ним очень положительно – мне интересно вступить в полемику с хорошим оппонентом. Когда встречаешься с жестким, хорошо подкованным, готовым к схватке партнером, интересно выйти на ринг! В программе «Перекресток», где сталкиваются люди «правых» и «левых» взглядов, я на вес золота ценю «левых» оппонентов, я их холю, лелею и берегу для самых лучших передач. А если это люди, которым просто не нравится, что я делаю – знаешь, как говорят, я не червонец, чтобы всем нравиться. Однако я очень благодарен этим людям за то, что они продолжают смотреть мои программы, порываясь запустить в телевизор чем-нибудь тяжелым. Меня это очень радует.

М. Ш.: Чем Вы объясняете то, что даже если телезрители не согласны с вашей позицией, Вас все равно смотрят?

В. Т.:  Надо говорить то, что думаешь. И не бояться. Ты можешь ошибаться, быть несправедливым, тебя может «заносить», но ты должен говорить то, что ты думаешь и чувствуешь, а не «размазывать слюни по стене». У нас вокруг  слишком много людей, которые говорят одно, думают другое, а делают третье. А когда ты говоришь о том, что тебя по-настоящему волнует, это пробивает экран – и зрители это чувствуют. Ошибаются те, кто полагают, что зрителю можно «скормить» что угодно: человек у экрана всегда очень тонко чувствует равнодушие, фальшь и неискренность. Нельзя работать с «холодным носом».

М. Ш.: Кто ваш зритель?

В. Т.:  Затрудняюсь ответить. Я доволен тем, что мои программы смотрят люди и старшего поколения, и среднего возраста, и, что удивительно –  откликаются многие совсем молодые люди. У них есть свои интересы: политика, музыка, они смотрят встречи с Каспаровым, Немцовым, Акуниным, Бутусовым, Шевчуком, Гребенщиковым… Скоро выйдет программа с руководителем группы «Ленинград» Шнуровым. Приятно, что моя аудитория – это люди из разной социальной среды и разного возраста: кому-то интересно беседу с Хворостовским посмотреть, а кто-то ждет программу с участием Церетели. Судя по звонкам в студию во время «Перекрестка», географический охват колоссальный: звонят из Франции, Болгарии, Швеции, Бразилии, даже из Японии был звонок. Я удивился, зная, что в Японии у RTVI нет вещания, но оказалось, что нас там смотрят по Интернету. 

М. Ш.:  Какая задача у телевидения двадцать первого века?

В. Т.:  Я с большим скепсисом отношусь к подобного рода глобальным вопросам. Любой жанр и вид искусства, вроде, должен делать людей лучше… Но что-то достижения в этой области весьма скромные. Снабжать информацией? Помогать формировать позицию? Развлекать? Все это, конечно, необходимо. Однако, самая главная, наверное, задача, как я её себе представляю, – заставить людей думать, общаться и душевно сопереживать.

Advertisements
  1. No comments yet.
  1. No trackbacks yet.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

w

Connecting to %s

%d bloggers like this: