Интервью “Теленедели”

Виктор Топаллер:
«Люблю все, кроме здорового образа жизни…»

Виктор Топаллер, не просто популярный тележурналист и ведущий канала RTVI. Он один из самых узнаваемых людей русской Америки, вызывающий при этом самые противоречивые чувства. Удивительно, но Топаллера с удовольствием смотрят и слушают даже те, кто терпеть его не может. В напоре, энергии и отточенности мысли  ему никак не откажешь.
После личной встречи, ему не откажешь также в мужском обаянии, искренности  и необычайном чувстве юмора. Возможно мне просто повезло. На интервью Топаллер здорово опоздал, а потому, как настоящий джентльмен, счел нужным быть милым, обходительным, да что там – просто душкой.

Начнем с читательской почты. Среди писем, где вам высказывают всяческие симпатии, встречаются и такие: «Всегда с большим интересом  смотрю беседу с господином Топаллером, но не могу согласиться с его точкой зрения…». «При всём нашем уважении, нам не нравится позиция Топаллера в вопросе…»  и  так далее и тому подобное.

Спасибо вам за то, что приводите в пример такие тактичные и интеллигентные «несогласия». Когда они высказываются в такой форме, то ничего кроме уважения у меня не вызывают. Попадаются и другие, от которых за версту несет хамством и жлобством. Они не вызывают уважения, зато доставляют радость – снаряд угодил в цель. А вообще, я не червонец, чтобы всем нравиться и возмущение тех, кого не устраивает, что и как я говорю, для меня так же ценно, как добрые слова единомышленников.

В своей «Точке зрения», вы открыто высказывате симпатии Бушу и вообще ратуете за республиканцев. Многие читатели «Теленедели» считают это, мягко говоря, неверным.

Вот как? А, собственно почему? У каждого человека есть своя позиция, свой взгляд на вещи и он ее высказывает. Не думаю, что в такой рубрике как «Точка зрения» должна звучать объективная, бесстрастная оценка. «Точка зрения» на то и есть точка зрения, что она абсолютно субъективна. В противном случае передача имела бы другое название, и весь ее окрас был бы иным. Так что пусть зрители не ждут объективности в этой телереплике – ее там нет. По правде говоря, я в нее вообще не верю. И любой человек, который пытается придуриваться, что объективно излагает ситацию, на самом деле лжет.  Этот человек – субъект и позиция его субъективна.

Да, это особенно заметно по тому, как меняется тон и стиль программы в зависимости от того, кто в кадре: вы или Владимир Козловский.

Здесь как раз всё понятно. Мы с Володей хоть и работаем  под одной рубрикой, но абсолютно в разных жанрах. Володя больше занимается аналитикой, а то, что пытаюсь делать я – скорее маленький телепамфлет. А у памфлета есть свои законы. Жесткая позиция, агрессия, ирония, вызывывающая раздражение у определенной части аудитории.

Насчет агрессии. Иногда ее как-будто чересчур ?

Знаю, агрессия иногда прехлестывает через край, я сам собой недоволен, когда чувствую перебор… Но помните, Жванецкий говорил, что когда человек волнуется, «говорит быстро-быстро и бестолково»? А темы, сами понимаете, обычно, такие, что не волноваться невозможно.

Конечно, в другой вашей программе «В Нью-Йорке с Виктором Топаллером» куда приятней работать. Или со звездами свои проблемы: капризны, грубят?

Мне – нет. Как правило обходится без капризов. Когда я общаюсь со старыми друзьями, то с удовольствием наблюдаю, что многие из них, кто стал настоящими звездами, остались настоящими людьми.

Друзья, которые стали звездами, или звезды, которые стали вашими друзьми?

Бывает по-разному. В Америке у меня есть несколько близких друзей. Если говорить о людях публичных, то это чудесный человек и писатель  Георгий Вайнер. Я его очень люблю. Не одна бутылка водки с ним выпита…А среди ребят, которые приезжают сюда на гастроли у меня очень много друзей, знакомых. Вот, например, сейчас здесь Ефим Шифрин, я знаю его больше двадцати пяти лет, мы с ним вместе начинали, я – режиссером, он – актером.

С кем проще делать программу: с незнакомым человеком или со своим?

Трудно сказать. Иногда незнакомый человек настолько интересен, что и с ним очень легко. Но, конечно, гораздо спокойней себя чувствуешь, когда, прежде чем идти в эфир, обнимаешься с гостем и вспоминаешь былые дни. Наши близкие отношения помогают ему полней раскрыться, говорить о вещах, которые он другому собеседнику, да еще в эфире, никогда бы не сказал. Программа получается более откровенная, а оттого неожиданная.

Кстати, о неожиданности. Вы всегда следуете сценарию и знакомите с ним гостя?

Сценария нет. Есть сформированная и подготовленная структура программы, ее канва. Я стараюсь выдерживать ее, но всегда готов к неожиданным и мгновенным изменения по ходу беседы. Больше того: очень люблю когда нас с гостем «уносит» черти-куда – это живая история, и надо быть очень чутким по отношению к партнеру. Очень смешно наблюдать, как иной ведущий упорно талдычит заготовленные вопросы, сыпет «умными» цитатами, не видя и не чувствуя гостя, не понимая, что они существуют на паралельных курсах. Скучно гостю, скучно ведущему, скучно зрителю…

Перед эфиром, как перед выходом на ринг, легкая разминка?

Обязательно. Я никогда не иду в студию не пообщавшись с гостем минут десять-пятнадцать. Надо привыкнуть к нему, пристроиться, почувствовать его настроение, болевые точки, его температуру. За это короткое время я должен хорошенько размять его, расслабить, ввести в формат программы. У великого режиссера Орсона Уэлса была замечательная фраза: «Мой фильм готов, его осталось только снять». Так же и у нас. Иногда перекинувшись с человеком парой фраз, я знаю, что программа уже готова, ее осталось только снять. А иногда пятнадцать минут прошли, а я совсем не уверен, что программа готова и сложится.

Бывает так, что часа много?

По счастью – нет. Бывает, наоборот, мало. И когда гость пораженно ахает, узнав, что время кончилось – для меня это лучшая награда. Значит он «завелся», забыл про камеры, значит ему было интересно. И раз для него время прошло незаметно, значит есть надежда, что и телезритель не переключил канал. Мне приятно, что несмотря на то, что программы бывают довольно жесткие, гости, за редким исключением, уходят в хорошем настроении, благодарят, просят записать кассету, размещают распечатку программы на своих персональных сайтах в интернете…

Кто, например?

Ну, например, Елена Образцова, Лев Дуров, Жора Делиев, Борис Гребенщиков.

Бывают моменты, когда программа буксует и в студии зависают паузы? Как спасаете положение?

Не скажу. Зритель не должен замечать нашей профессиональной кухни. Тем более, что это здесь никаких особых секретов нет, просто очень важно,  почувствовать малейшую… даже не просадку темпа, потому что если просадка уже произошла, то восстановить все очень тяжело. Зависла, вы говорите, пауза? Если эта пауза не наполнена (как, например было в программе с одной замечательной актрисой, когда вдруг на ее глазах появились слезы), то ведущему надо менять профессию. Необходимо почувствовать уже намек на просадку, упредить ее, подхватить собеседника, утащить его в новую тему, сбить с толку, разозлить или развесилить. Как бы аккуратно схватить его за шиворот на самом краю пропасти просадки, чтобы и дальше программа шла в нормальном ритме…

То, что вы по профессии режиссер, не мешает вам беседовать с людьми?

Я думаю, скорее помогает, потому что если программа не выстроена режиссером, она будет рыхлой, скучной и перейдет в область вопросов: «расскажите о ваших творческих планах, говорят, вы привезли в Нью-Йорк новое потлотно…» И всех сидящих перед экраном немедленно затошнило от скуки. Я стараюсь выстраивать свои программы, как маленький спектакль, наверное в этом есть момент давления, но я не думаю, что мои гости-партнеры должны быть на это в обиде, потому что им в заданных условиях и ритме, который я держу, существовать, как правило, комфортно.

Как готовитесь к передачам?

Это процесс довольно сложный. Я, конечно, читаю материалы, вспоминаю какие-то моменты общения с человеком. Когда знаю, что у меня съемка, погружаюсь в это с головой. Когда бреюсь (да, бреюсь несмотря на бороду!) – я думаю о программе: пытаюсь выстроить стилистику, придумать общее решение. Когда поздно ночью, наконец, заваливаюсь спать, то долго ворочаюсь, отшвыривая одни темы, и придумавая другие. Когда еду в машине – снова и снова кручу предстоящий разговор…

Вообще, это бесконечное присутствие профессии в личной жизни иногда сильно угнетает. Не согласны со мной?

Согласен. Иногда – да. Особенно, когда ты сталкиваешься с глупостью человеческой, подлостью, интриганством, завистью и гадостями, которые тебе делают из-за угла. И становится так противно, что хочется послать всё к такой-то матери, сказать – да задеритесь вы все в доску! Но…но дело это любимое, и я не собираюсь от него отказываться. Потом, кроме этого я мало что умею делать. Ну разве что машину водить. Я с семнадцати лет за рулем.

Говорят, вы страстный поклонник автомобилей?

Да, никогда не ездил общественным транспортом. Я его терпеть не могу. Поэтому всегда на колесах. В хорошем смысле этого слова. И в Москве, и в Израиле, и в Европе, и в Нью-Йорке – иногда вопреки здравому смыслу. Так что из Нью-Джерси в Бруклин и Манхеттен тоже только на машине мотаюсь.

На какой, если не секрет?

Какие секреты! С недавних пор – на «Infiniti». Такая красивая машина у меня впервые в жизни. На подходе к полтиннику решил себя побаловать и взять вот такую – «с наворотами». А до этого была шестицилиндровая хонда. Прекрасная «тачка»! Я на ней за четыре года наездил 120 тысяч миль.

Вы в Америке не так давно – с 2000-го года. И уже так хорошо закрепились на территории. Некоторым на это требуются десятилетия.

Только не нашей семье. Мы привыкли начинать с нуля. Из Москвы в 90-м году уехали в Израиль. С 93-го по 95-й жили в Бельгии, потом вернулись в Израиль, и вот уже четыре года – в Америке. В результате этих путешествий сын свободно говорит на четырех языках: русском, английском, французском и иврите.

Он и компьюерной графикой владеет в совершенстве?

Скорее –  трехмерной анимацией. В его багаже, помимо всего прочего, уже три клипа, которые идут по MTV и VH1…В заказчиках – US Military, телеканал PBS, такие фирмы, как Dunhill, Hess, Lucky Strike. Для двадцати двух лет серьезный результат. Он хороший парень.

А жена чем занимается?

До последнего времени она занималась тем, что воспитывала сына. Весьма успешно завершила этот процесс, закончила колледж и теперь работает в медицинском офисе.

Кстати, сами вы росли в семье, которая не имеет никакого отношения к искусству и телевидению?

Да, в семье, как говорится, не без урода. Папа – завлабораторией, электронщик, кандидат технических наук. Мама – доцент кафедры экономики  московского института химического машиностроения, кандидат экономических наук. Друзья шутили, что папа кандидат «тех» наук, а мама «этих». В общем, типичная московская семья еврейской технической интеллигенции.

И совсем неплохая стартовая площадка. В таких семьях и литературу нужную читали и разговоры велись правильные…

Мои «творческие порывы» никто не ограничивал. Я поступил на актерское отделение Щукинского училища, после первого курса перешел на режиссуру ГИТИСа. И в итоге нашел любимую работу, в которой сошлись сразу три профессии, без которых, на мой взгляд, нормальный телевизионный ведущий невозможен: режиссерское начало, актерское и журналистское.

И еще писательское… В книжных магазинах Брайтона продается ваша книга об Израиле. Про Америку писать не собираетесь?

Пока – нет. Большой дефицит времени. Взять хотя бы «Точку зрения», ведь это по сути своей статья на 500-600 слов, которая пишется с пылу, с жару и требует серьезного отношения. В общем у меня получается четыре эфира на телевидении:  две «Точки зрения» плюс «В Нью-Йорке с Виктором Топаллером» в субботу и «Эхо недели» в воскресенье. И две полуторачасовые программы на радио: во вторник и четверг.

Да, недельная нагрузочка – будь здоров. Как форму держите?

С трудом. Отдыхать не умею и вообще, люблю почти все, что вредно.

Незаметно абсолютно. Скорее скажешь, что утро вы начинаете с пробежки и стаканчика кефира.

Ха! Я заядлый курильщик, люблю азартные игры, казино, карты, хороший коньяк, быструю езду, общество красивых женщин. Я много чего люблю…кроме здорового образа жизни.

Ваша фирменная фраза «Будьте, пожалуйста, благополучны» откуда пришла?

Издалека. Однажды еще в Израиле я попрощался так с телезрителями. Продюсеру понравилось, хорошо, говорит, нестандартно. С тех пор фразочка как-то прижилась и перебралась вместе со мной через океан.

Вы кем себя ощущаете в большей степени: москвичем, нью-йоркцем или израильтянином?

Я бы определил так – русский израильянин, постоянно проживающий и работающий в Америке. А если говорить о чувствах, то вот видите у меня значок? На нем два флажка: израильский и американский, и то как эти два флажка переплелись и отражает мои чувства. И еще наверное я, в какой-то степени, продолжаю ощущать себя москвичом – во всяком случае горжусь тем, что мой сын, который уехал из Москвы в семилетнем воздухе, продолжает говорить на русском языке с “ма-аа-сковским акцентом».

Когда вы слышите хорошие новости из России, у вас нет впечатления, что вы что-то упускаете, что там лучше?

Там лучше? Нет. И что-то, к сожалению, я не слышу хороших новостей оттуда. Ни при какой погоде я не намерен туда вернуться.

Почему так категорично?

Потому что мне глубоко омерзительно то, что там сегодня происходит. Больно и стыдно. Страна плюхнулась в еще более зловонную яму, чем та, в которой она находилась до перестройки. Потому что рухнули надежды. Мы жили верой в то, что когда вся эта советская сволочь сгинет, страна превратится в нормальное государство. А  теперь выяснилось, что эта сволочь просто пересела в другие кабинеты, скорчила другие рожи, сменила стиль, речи, костюмы… Поэтому я считаю, что если и сделал что-то хорошее в этой жизни, так это то, что уехал и увез оттуда свою семью.

Вас в Бруклине узнают?

Да. И мне это приятно. Внимание, узнавание требуются любому публичному человеку и не верьте, когда вам говорят: «ох-ох, замучили, достали…» Это дешевая рисовка, не более того.

Интересно, вы сами свой канал RTVI смотрите?

Конечно смотрю, когда есть время.

И как вам подборка фильмов, все эти сериалы бесконечные?

А я сериалы не смотрю. Ни американские, ни русские. Отношусь к ним с предубеждением… А вообще могу сказать, что при всех претензиях, иногда справедливых, иногда нет, которые предъявляются к нашему каналу, я плачу 25 долларов в месяц вовсе не для того, чтобы смотреть на свою физиономию. И даже если бы я здесь не работал, RTVI и RTVI + в моем доме обязательно бы присутствовали. 

Вы  цвет свитера специально под цвет бороды подбираете?

Нет, а что совпадает?

Почти всегда.

Это жена подбирает. Я люблю красивые, модные вещи, но в тряпках ничего не понимаю.

Ну, стихами под занавес вас мучить не будем, а вот хороший анекдот послушаем.

Анекдот не могу, у меня все неприличные… А вот случай из жизни расскажу. Смешной и грустный. Жизненный, одним словом. Недавно слетелись ко мне в гости мои одноклассники по театральной школе. Была такая школа в Москве – девятый и десятый класс, после обычных уроков – мастерство актера, сценречь, движение… Так что мы познакомились, когда нам по пятнадцать лет было. Славка Гринберг приехал из Торонто, Толя Гороховский из Майями. Нет, мы конечно поохали, дескать, «какие мы старые, нам уже под полтинник», но это же так… На самом деле мы же молодые! Ничего не изменилось! Сидим пьем, орем, дурака валяем. Под утро угомонились, легли спать. А днем все трое столкнулись лбами на кухне, и у каждого в руке  своя пригорошня таблеток. Мы только посмотрели друг на друга и как начали ржать… Кстати, вы анекдот просили? Есть к этой истории вполне подходящий и, как ни странно, приличный. Человек приходит к врачу и жалуется, что стал плохо слышать. Врач его осмотрел и говорит: «Вот что, дружок… Вам необходимо бросить курить, пить и увлекаться женщинами». Пациент внимательно и с жалостью смотрит на врача: «Доктор и от всего этого мне надо отказаться, чтобы лучше слышать, да?»

Advertisements
  1. No comments yet.
  1. No trackbacks yet.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: