Home > Монологи из книги "Полный Шалом" > ОЧЕРЕДЬ НА ОБОЧИНУ

ОЧЕРЕДЬ НА ОБОЧИНУ

Монолог из книги Виктора Топаллера “Полный Шалом”

Время от времени русскоязычные (а вернее сказать, русскопишущие) журналисты Израиля вылезают из своих редакций, обводят мутным взором близлежащие улицы и устало плетутся на очередной междусобойчик. Немного выпив и еще меньше закусив, мы начинаем дискутировать на разнообразные темы. Почти всегда получается очень забавно, поскольку каждый считает своим долгом высказать собственную позицию, которая, впрочем, никого не интересует… Мне почему-то кажется, что журналист должен высказывать свою точку зрения в статьях, а встречаясь с коллегами, разговаривать о футболе и женщинах.

PS 3

Но это лично мое, субъективное, мнение, которое я никому не навязываю. Ведь совершенно необязательно для журналиста и говорить и писать одно и то же. Наоборот! Гораздо интереснее и для самого себя, и для окружающих, когда человек говорит одно, пишет другое, а думает третье. Так что такие встречи дают прекрасную возможность узнать друг друга во всем многообразии. И, это, наверное, правильно, что артисты должны говорить о театральных делах, писатели – о писательских, полицейские – о полицейских, а дворники, естественно, о дворницких. Что же касается журналистов, то они, в принципе, могут обсуждать любые темы, поскольку сродни пациентам в поликлинике, которые, как известно, разбираются во всех болезнях намного лучше, чем врачи… Кроме того, что наша жизнь? Работа.

Так что я совершенно не осуждаю проведение журналистских диспутов и дискуссий, хотя и не часто их посещаю. Единственное, что меня несколько раздражает, – это удивительная тематика подобных собраний. Например, перманентное обсуждение вопросов о том, нужен ли нам и нашим детям русский язык и являемся ли мы далекой провинцией “великого и могучего”.

Эти темы весьма напоминают по своей актуальности и глубине пионерские диспуты: “Возможна ли дружба между мальчиком и девочкой?” К счастью, дегенеративная точка зрения, что мы должны как можно быстрее забыть русский и запретить детям разговаривать на “проклятом гойском языке”, канула в Лету. Косноязычные идеологи и проповедники этого кретинизма вынуждены были признать свое поражение и, зализывая раны, отступить на заранее подготовленные позиции, над которыми намертво укреплен плакат, обращенный к истеблишменту: “Какие будут указания?” Время от времени из окопов доносится вялое тявканье и повизгивание, но на это уже никто внимания не обращает.

Что же касается нашей провинциальности применительно к русскому языку, тут ситуация принципиально иная. Мы продолжаем заниматься самобичеванием, не обращая внимания на то, что подавляющая масса сегодняшних российских газет еще больший мусор, чем наши русскоязычные издания. Хотя казалось бы… Тем не менее мы бьем себя кулаками в грудь и рыдаем в голос, орошая слезами обочину русского языка, на которой все мы оказались. Конечно же, на самом деле никакой обочины, впрочем, как и столбовой дороги, не существует, что блестяще доказали Бунин и Аверченко, Бродский и Довлатов, Аксенов и Войнович.

Да, в России пока еще проживает несколько больше людей, читающих на русском, чем в Израиле. Ну и что? Как показывает жизнь, это отнюдь не свидетельствует о том, что количество российских изданий и журналистов перешло в качество. Еще в проклятые “застойные” годы сентенция о “самом читающем в мире народе” была перефразирована в “самый дерьмочитающий”.

Прилавки ломятся от макулатуры в ярких обложках, порнухи и низкопробных детективов. Что же касается периодики, то объем политической и прочей “заказухи” в российских газетах и журналах давно уже превратил прессу в инструмент для сведения счетов разнообразными структурами новой России. Куда нам до них, с нашими жалкими потугами скрытых рекламных статей о преимуществах новых унитазов! Мы свободнее и независимее в выражении взглядов на происходящее. Другое дело, что ощущается некий дефицит этих самых взглядов, не говоря уже о том, что они довольно часто трансформируются…

Надо отметить, что целый ряд наших журналистов, кормящихся (чуть не сказал паразитирующих) русским языком, продолжают с ослиным упорством взывать к всеобщей “ивритизации”, живо напоминая собой неоднократно отработанную в мировой литературе и кинематографе тему жуткой ненависти преступника к своей жертве… Ни к судье, ни к прокурору, ни к конвоирам, а именно к жертве! Перестать паразитировать (все-таки вырвалось!) на языке они не могут по определению: во-первых, не умеют ничего делать, а во-вторых, находятся как бы в авангарде пламенных бойцов против “русского гетто”, получая солидные надбавки за “вредность”.

Русскоязычная израильская журналистика, в лице некоторых ее представителей, напоминает очередь в советском гастрономе за сосисками. Кстати, какие были сосиски! Как представитель “колбасной” алии не могу отказать себе в удовольствии привести прочувствованные строки, присланные в редакцию Марком Шнайдерманом:

Представитель алии колбасной,

Здесь я, как потерянный, брожу,

Чувствую, приперся я напрасно –

Вкусной колбасы не нахожу…

Однако не будем отвлекаться на поэзию, вернемся к прозе жизни. Итак, очередь за сосисками. Толстомордая хамка в грязном халате. Упаси Боже сделать ей замечание! Вся очередь дружно набросится на вас. Вы услышите, что “нечего привередничать”, что “женщина целый день на ногах”, поймете, “где место таким умникам”, узнаете, по какому именно адресу вам рекомендуют направиться стоящие с вами плечом к плечу люди… Конечно же, они не против вас! Конечно, они не хуже вас понимают, что именно представляют собой продавщицы, депутаты, сохнутовцы, религиозные мракобесы. Но они прекрасно помнят, что уже через несколько мгновений окажутся перед прилавком и их искательный взгляд должен быть воспринят благосклонно… Возможно даже, растроганная “защитой” продавщица забудет на секунду, сколько положено давать “в одни руки”.

Мы испаскудились до того, что читатель уже безошибочно ориентируется, кто на кого “работает”. Вот этой журналистке платит МЕРЕЦ, этого купил Ликуд, вон тот на службе у Аводы, а вот этот даже кипу надел, чтобы порадовать своих хозяев, и умудряется не ронять ее с головы, даже когда надирается как свинья…

Самое неприятное заключается в том, что долгое стояние в очереди отнюдь не способствует формированию человека “прекрасного будущего”, а, наоборот, ведет к абсолютной деградации личности. Человек начинает непроизвольно дергаться, подозрительно щуриться и даже тихонько подвывать. Речь его становится нечленораздельной и безграмотной. Возгласы типа: “вас здесь не стояло!”, “еще шляпу надел”, “возьмем автобус” и “мацав хреновый” – далеко не самые яркие примеры.

Давно замечено, что даже изначально талантливый человек неизбежно деградирует, как только начинает заниматься каким-нибудь паскудством. Например, прекрасный писатель Василий Белов, автор замечательных “Плотницких рассказов”, буквально на глазах превратился в ничтожество. Самое удивительное, что та гнусь, которая стала выходить из-под его пера, оказалась убогой не только по содержанию, но и по форме…

Наша собственная деградация связана во многом с предательским отношением к русскому языку. Некоторые из нас умудрились пойти на поводу у законченных дебилов, весь “патриотизм” которых заключается в стремлении к поголовной и немедленной “ивритизации”… Представьте себе репатриантов из Франции, допустивших, чтоб их дети забыли французский, репатриантов из Англии, предавших язык Шекспира… Глупость!

Мы никогда не будем владеть ивритом как наши дети, мы можем совершенно не беспокоиться за них в этом отношении, но потеря ими русского языка – это свидетельство нашего убожества и глупости. Подобное предательство не может пройти бесследно: объясняясь на засоренном русском, не заботясь о том, чтобы наши дети грамотно говорили и писали, мы не только деградируем как личности, не только обедняем своих детей, но и наносим страшный удар по великому понятию “русское еврейство”.

Можно сколько угодно с пеной у рта вопить, что Пастернак и Мандельштам – русские поэты, а Бабель и Ильф – русские писатели. Но если вдуматься, а главное, вчитаться – все это полная ерунда: они представители замечательного “русского еврейства”. И совершенно неизвестно, на какую обочину “зарулила” бы без них российская словесность.

Сегодня множество российских евреев стали израильтянами, а значит, именно на них (то бишь на нас!) лежит ответственность за сохранение удивительного и замечательного “русского еврейства”, которое немало дало России и, надеюсь, немало еще (в хорошем смысле) даст Израилю. Безрассудно и подло не понимать этого. Безрассудно и подло не только по отношению к самим себе и своим детям, но и к Государству Израиль…

Короче говоря, пусть крепнет и ширится пресловутое “русское гетто”! Пусть идут спектакли на русском языке, выходят газеты, печатаются книги. Пусть наши дети отлично говорят на русском. Если мы не окажемся предателями и дураками, то сможем надеяться в этом плане и на внуков… И как знать, может быть, еще появятся в Израиле новый Бродский или Давид Самойлов. Во многом это зависит от нас… Вы можете представить себе Давида Самойлова, предлагающего “взять автобус”? На “взятом автобусе” мы действительно никогда не попадем на столбовую дорогу. И даже на обочину не съедем. На нем одно место – в кювете…

Advertisements
  1. No comments yet.
  1. No trackbacks yet.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: