ЖИТЬ НЕ ПО ЛЖИ

Монолог из книги Виктора Топаллера “Полный Шалом”

Здрасьте… Даже не знаю, с чего начать… Как-то теряюсь с непривычки. Сомневаюсь я. Один дурак из образованных мне вообще сказал: “Молчи, убогий, за умного сойдешь”. Хотел я ему по рогам смазать… Это я убогий?! Я молчать не буду! Мне без разницы, за кого я сойду, – у меня в жизни есть свои… эти… как пес их?.. Тезисы! И я не собираюсь от них отступаться. Я счас, это, очень волнуюсь, потому как пишу это все в газету и беспокоюсь – а ну как не напечатают?.. В общем, мне до фени, напечатаете или нет, главное – я выскажу то, что накипело. Поскольку у меня есть свои тезисы, как я уже сказал.

PS2

Сам я – патриот. Вся моя семья тоже сплошь патриоты. И не надо говорить, что мы спохватились уезжать, когда Америка накрылась медным тазом. Мы давно собирались. Еще до таза. Потому как мы все жуткие сионисты. И по этой причине мы всегда внимательно и с благодарностью выслушивали советы старожилов, а не фыркали, как некоторые: дескать, чего бред слушать… Живем как все. С голоду не дохнем. Наоборот, жуткие хари себе наели. Русские газеты читаем, кина смотрим и так далее.

И вот, значит, о чем я хочу сказать, как раз с газетами и связано. Раньше как было? Раньше в газетах правду писали. Сердце радовалось: репатрианты вонючие, пьяные, бандиты, детей бьют и так далее… Многие, конечно, обижались. Одни нюхать себя давали. Другие справки показывали, что зашились давно. Некоторые детишками трясли: мол, найди, где у них синяк или ссадина! Короче, некультурно себя вели. Я вот помню, был у меня сосед – бывший большой ученый. Хам. Это он мне тогда насчет “за умного сойдешь” ввернул. Полы в подъезде мыл. Очень возмущался. Письма Щаранскому писал. Дескать, заступись, кормилец, не дай в обиду бывших соотечественников. Я прямо умирал над ним! Взял как-то и сунул ему под нос газетку, где Щаранский призывал всех интег… интерг… короче, абсорбироваться как следует. Так он хотел мне мокрой тряпкой по морде дать. Я даже трухнул. Вот в тот момент у нас конфликт и случился. Интеллигент, понял?

Вот я думаю: верно писали, что наша алия, эта, как ее, неодно… неродно… ну, в общем, неодинаковая. Пидеры, мол, тоже попадаются. В переносном смысле этого слова. И в прямом тоже. Я того подъездного интеллигента имею в виду, понятное дело, а не кого-то еще… Чего он тогда завелся? Не похмелился, что ли, с утра? Мне, правда, кто-то говорил, что люди больше всего на правду обижаются. Вот, к примеру, скажешь алкашу: “Ну ты и алкаш!” – и он прямо звереет. Или какой-нибудь партийной сявке: “Ты партийная сявка!” – и он тут же гавкать начинает. Хотя я таких вещей не понимаю: чего на правду обижаться? Глупо! Вот ежели простого, честного алкаша партийной сявкой обозвать, тогда он, конечно, имеет полное право тебе в морду дать… А так что?

Вот я и хочу спросить: почему в газетах перестали правду писать, а?! Запугали, что ли, местных евреев? Или перестали просто пересказывать, что они пишут? Неправильно это! Достаточно мы уже врали в России, что мы евреи, то есть что русские, чтоб и здесь продолжать лапшу вешать, что мы, значит, хорошие. Это просто даже невыгодно тута хорошим быть! Какие мы есть, такие и есть. И нечего придуриваться. Пущай каждый скажет о себе правду. Это будет не только в наших личных интересах, но и в общественных: наши вожди точно будут знать, из кого состоит их экле… элек… короче, ихние избиратели. И будут знать, что на нас можно опереться. В смысле облокотиться. Потому как на того долбаного профессора, про которого я вам давеча рассказывал, им рассчитывать не приходится.

Я, чтоб вы не стеснялись, начну с себя. Значит, так: жена у меня проститутка. Вы только не подумайте, что я ругаюсь. У ей просто профессия такая. У их это вообще семейная традиция. Мать ее, теща моя, жуткая была, эта… проститутка, а тесть рассказывал, что и мамаша ее, то есть бабка моей жены, тоже этим промышляла. Рабочая династия, одним словом. Ну и, понятное дело, моя супружница фамилию не позорит, работает по специальности. Кстати говоря, спасибо Израилю – никаких сложностей с устройством. В совке ей конспирироваться приходилось, а тут – ну прямо раздолье. Она еще по совместительству бюро по трудоустройству держит и какую-то пакость распространяет. То ли хер, извиняюсь, балайф, то ли косметику. В общем, бабе моей грех жаловаться.

Пойдем дальше. Сколько шуму было, когда написали, что мы наркоманы! У! “Да как не стыдно!” Это, мол, поклеп на нашу высокообразованную алию! Тьфу! Уши вянут! Я, например, ни одного образованного не знаю. Кроме того хама из подъезда… А вот наркоманов – пруд пруди. Зачем далеко ходить? Вон братана моего возьми, Ваську, он таперича этот, как его… никогда выговорить не могу… Вольфрам, что ли? Не… А, вспомнил – Эфраим. Так он как в Союзе ширялся, так и здесь ширяется. Хотя, должен по правде сказать, он тута культурней стал. Честно. Раньше он как? Тюбик казеинового клея в нос выдавит – и сидит балдеет. Хоккей так вот любил смотреть. Бывало, заорет: “Шайбу!”, а в это время как раз перерыв – Хрюшу со Степашей показывают. Умора! Как чихнет – занавески от стекла не отдерешь… А здесь он все культурно: шприц, иголка – ну, прямо лаборатория! Я его однажды спрашиваю: “По казеину не скучаешь?” А он говорит: “Не мешай. Читаю диссертацию Романа Бронфмана”. Нет, ты понял?!

Да… Теперь насчет того, что среди наших психов много. Так это и доказывать нечего. И не в том смысле, как этот хам говорит: сколько ж ненормальных в алие, что у Щаранского семь, извиняюсь, мандатов получилось? Возьмите хоть моего папаню, царство ему небесное. Во время войны по крышам скакал, пытался противогазом ракету словить. Портрет тогдашнего министра абсорбции Переца в красном углу повесил и молился на него каждый вечер. Лупил лбом о плитку, аж звон стоял! Один раз даже соседи снизу пришли: что, мол, у вас такое? Глядят – Перец висит, под ним лампадка горит и папаша крестится. Они тихо-тихо ушли и больше никогда не приходили.

А еще папаша хотел машканту взять. Ссуду эту долбаную на квартиру. Ну, тут я уже понял: все, дошел до ручки. А помер как, знаете? Припер весь багаж на своем горбу в Хайфу и орал, что не уйдет, пока директор Сохнута у него в “теудат-оле” не распишется за получение. Бегал, бегал по пирсу, ну и свалился в конце концов. Вытащили. “Скорая” приехала. Часу не прошло. Папаша глаза открыл, белые халаты увидел, пробормотал: “Купат-холим клалит – амба…” И помер. Что, не псих, скажете?

Сынок мой, как саксаул, растет. Честно. Вот одно время писали о драках между местными и нашими детьми. Почему перестали? Драки, что ли, кончились? Посмотрите на моего сынка. Поганец. Сабрам проходу не дает. Как увидит какую компанию, сразу – шасть к ним. “Лех ле-Марокко! – орет. – Понаехали, паскуды!” И ножиком размахивает. Да разве ж он один такой?! Просто не дают местным ребятишкам проходу, паразиты! Вяжутся к ним все время, надираются, обижают. А у самого в учебе ни в зуб ногой! Мы его с женой каждый день порем, да все без толку. Казалось бы, должен иметь понятие – шесть лет скоро… Так нет. Прямо урод растет какой-то. Мы ему дома по-русски запретили разговаривать. Чтоб не матерился.

Теперь спросите меня: чем наша бабка занимается? Так я вам скажу: уголовщиной. Преступница она. Даром что под восемьдесят. Мафиозная старуха. Раньше хотела банк открыть, а теперь почему-то передумала и ездит цельными днями туда-сюда на автобусах, мелочь по карманам тырит. В супермаркетах ворует, в маколетах, на дискотеках. Недавно приперла целую сумку жратвы. Я смотрю – все сплошь некошерное! Говорю: “Мамаша, как вам не стыдно?” А она отвечает: “Засохни, сынок! Откель я знала? Вижу-то плохо… Назад отнесть?” Еле удержал. Пришлось все сожрать, прости Господи… Она еще что делает? Дает объявление в газету: так и так, желаю познакомиться с симпатичным, устроенным в хороших, дискретных целях. Вредных привычек не имею… Я говорю: “Маманя, что вы врете? У вас вредных привычек навалом”. А она отвечает: “Это какие же? Я что, по ночам пассатижами щиплюсь?” Многие попадаются. Так она поест с ним в ресторане – и деру! Во стыд! А то вообще заведет в переулок, нож столовый выхватит: “Давай, падла, шекели, убью!” Так вот я и говорю: ежели уж моя старуха бандитничает, спасу нет, что ж про других-то, которые помоложе, говорить? Преступники – они и есть преступники.

А уж насчет того, что алия наша бухает беспробудно, и вовсе разговору нет. Все пьянствуют. Даже зашитые. Даже депутаты. Чего уж тут отнекиваться? Вся алия как бы с перепою живет. Конечно, среди наших тоже разные попадаются. Хамы тоже есть. Я уже описывал вам одного. Но их, слава Богу, немного. Они, фигурально выражаясь, паршивые овцы в нашем здоровом стаде. И от них даже клока шерсти не дождешься. Вот такие у меня тезисы в жизни. Я чего предлагаю? Предлагаю проявить сознательность и начать снова в газетах правду писать. Хватит лжи! А ежели вы этого не сделаете, то нам, фигурально выражаясь, здоровым баранам, вполне по силам колсо… консо… собраться вместе и выйти вместе с женами, с бабками, с детьми на какую-нибудь здоровую площадь! Нажраться там как следует, наширяться, навороваться – мало никому не покажется! А понадобится, так нам вполне по силам и на рельсы выйти. То есть лечь. Как это говорят? Парализовать движение всего железнодорожного транспорта. Благо, нас тысячи, а на весь Израиль одна электричка.

Advertisements
  1. No comments yet.
  1. No trackbacks yet.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: